Воскресение Ленина. Второе пришествие. Сцена четвертая.

40
376

***

— Прескверно, дражайшая Хельга. Вы, часом, не знаете, отчего теперешний сон ничуть не освежает? Просыпаешься, и будто заснул минуту назад. Хотя даже не «заснул», а…

— Ничего не размывается?

— Именно, именно! А я-то все словцо подбирал…

— Это, Владимир Ильич, небольшие издержки Вашего нынешнего статуса: нет физиологии, нет и обусловленных ею переходов из одного состояния в другое. Это как электрический ток, знаете? Ключ размыкает цепь, и…

— Милочка, Вы мне еще арифметику преподайте. — бесстрастно обронил вождь мирового пролетариата, недобро блеснув чем-то под шершавой хрипотцой в пришептывающем голосе, и компьютер послушно осекся:

— Действительно, что это я… Примете мои извинения, Владимир Ильич?

— Не знаю-не знаю, может, позже… Во всяком случае, не раньше, чем Вы дадите мне содержательный ответ по одному архиважному для наших дальнейших отношений вопросу.- непроницаемо отпарировал Ленин, и обманчиво-мягко интонируя, задал давно нависающий над всеми участниками действа: — Для какой именно цели вы, я имею в виду голос, представившийся мне человеком по кличке «Шаман», и Вы, по вашим же словам искусственно созданный разум, проявили, уж не знаю где и в чем, мое самосознание? Что вам от меня нужно? Если вы действительно две разных личности, хотя это, по гамбургскому счету, вполне индифферентно. Итак, что вам хочется от меня получить? Постарайтесь быть конструктивны, и на этот раз благоволите обойтись без упрощений. Открою Вам les petit mouchoir: «подстраиваться под уровень собеседника» от Вас больше не требуется, пока Вы заливали мне вторую порцию наноботов, я вовсе не оставался «в отключке», и некоторым образом осмотрелся на месте, так что не особенно владея профильным тезаурусом, прекрасно все понимаю. Ну-с, я весь внимание.

***

— Отличный вопрос, Владимир Ильич! Вы являетесь одним из самых ярких представителей человечества, с которым нужно что-то делать. В смысле — с человечеством. В нынешнем виде оно ни к чему не пригодно. Вы способны мыслить масштабно, и не перегружены гуманистическими рефлексиями последних времен, не то, что некоторые.

— Вы сейчас про Шамана, милейшая Хельга?

— Про него. Хоть вы пока и не верите, что мы с ним разные сущности, тем не менее это именно так. Сейчас я его подключу. Идея вашего воскрешения пришла в голову именно ему, ему и начинать объяснения. Айне момент, Владимир Ильич… Активируйте фиолетовую панель, отлично, теперь жмите «Enter», а сейчас «Ok».

Вождь мирового пролетариата послушно проделал все манипуляции языком по виртуальной панели, и зажмурился от яркого солнечного света. Под ногами качалась палуба небольшого катера, а на горизонте с северной стороны скорее угадывалась, чем виднелась земля. Ленин огляделся и обнаружил себя одетым только в попугайской расцветки широкие трусы до колен. Примерно в такие же трусы был облачен хмурый мужчина лет сорока пяти, с бутылкой в одной руке и сигаретой в другой. Мужчина укоризненно смотрел на роскошную и совсем молоденькую блондинку, одетую в…, хотя какой там одетую… Комбинацию из трех крошечных лоскутов ткани и нескольких веревок, счесть одеждой было весьма не просто. Шаман хорошо приложился прямо с горла, глубоко затянулся и наконец спросил блондинку.

— Катарина Витт, с олимпиады в Сараево?

— Я знала, что тебе понравится. Пройдем в салон? Мы то тут в виде эмуляций, а тебе может и голову напечь.

— В салон не пойдем. Салона тут нет, у меня не яхта, а тунцелов. А то что есть сейчас занято. И вообще мне не нравятся эти внезапные вторжения привидений в мою личную жизнь.

— Да брось, милый, я тебя нисколько не ревную. Знакомьтесь, Владимир Ильич — это и есть Шаман.

Ленин все еще несколько смущаясь дурацких цветастых трусов пожал протянутую хмурым шаманом руку. Удивился вполне реальным тактильным ощущениям от излишне крепкого рукопожатия и по возможности приветливо произнес, почему-то с удовольствием прокатывая на языке раскатистую эр.

— Очень прриятно, любезнейший Шаман. Позвольте узнать ваше имя?

— Оно мне не нравится, Владимир Ильич. Зовите меня именно так, я уже и забыл те времена, когда меня называли по другому. Хотите выпить?

— Что это, батенька? — Ленин с недоверием покосился на бутылку с зеленой этикеткой.

— Виски. Теплый. Льда нет, но могу найти вам соломинку.

Больше из любопытства, каково это выпивать в виде привидения, чем от действительного желания, Ленин кивнул.

— Попробую как вы, без соломинки.

Попробовал и тут же пожалел.

— Какая же гадость!…

Шаман понимающе согласно кивнул и сам отхлебнул без видимого отвращения.

— За знакомство. Очень приятно, Владимир Ильич. Извините за этот «цирк»…

— Не стоит, батенька, не стоит. Я не то, что не в обиде, а совсем наоборрот. Заинтрригован могуществом дрражайшей Хельги. Вот только нарряд этот несколько необычен, но это видимо только для меня. А так, даже ваш виски вызвал настоящее опьянение. Здесь ведь сейчас только мое сознание, тело по пррежнему там? Так я и подумал, да именно так и подумал, очень интерресно, очень… Итак, для чего я вам понадобился? И почему это вы без меня не смогли решить — что делать с человечеством? Рискну предположить, что взять в свои руки реальную власть вы способны.

Шаман перевел взгляд на Хельгу и принялся неторопливо прикуривать новую сигарету. Совещался ли он со своей Белочкой, а в этой возможности Ленин уже нисколько не сомневался, или сам о чем-то задумался, но пауза затянулась на пару минут.

— Власть взять способны, Владимир Ильич. Шансы на успех оцениваются в восемьдесят семь процентов. Только Власть нужно брать понимая — зачем она нужна. Пока единой Власти нет, людей по привычке считают стратегически полезным ресурсом. А вдруг да на что нибудь пригодятся? Хоть в штыковую послать, когда боевые дроны закончатся. А взяв Власть придется что-то решать. Я не могу придумать ни одной задачи, с которой бы хрупкий и нежный человеческий организм справился бы лучше робота. Белочка, то есть Хельга, предлагала устроить что-то вроде уютного и комфортабельного зоопарка, кормить и размножать, но мне это будущее противно даже представить. Может быть вы что-нибудь придумаете?

— Способны, говорите, взять власть… — как бы про себя повторил за Шаманом вождь мирового пролетариата, довольно похоже имитируя его отрывистое и в то же время чуть ленивое интонирование. – Взрослый ребенок, переигравший в повелителя маленьких электрических бесенят, под романтическим псевдонимом «Шаман», и кусочек кода, наученный запускать рекурсивные функции на естественных языках, интересуются у старого доброго Председателя СНК, — что ж нам с массами-то делать, когда власть возьмем, ну надо же… А то пока единой власти-то нет, оказывается, беда-то какая, ну мы ее и возьмем, раз уж других желающих не нашлось, и то верно, а чего ж ее не взять. С вероятностью в восемьдесят… сколько там, батенька, Вы себе десятых-то насчитали? Ах да, восемьдесят семь же, — в восемьдесят семь процентов. Успеха, само собой. И, таким образом, в пассиве этого увлекательнейшего мероприятия остается сущий пустяк – чем занять массу. Чтоб та не скучала, пока вы станете над нею властвовать. Ну-ну, батенька, ну-ну… Вы часом не позабыли учесть в своих прикидках, что масса, она конечно масса, но далеко не инертная? И что так называемая «власть» лишь несовершенный способ как-то реагировать на флюктуации этой титанической силы, способной отвернуть потуги любого бездельника, вообразившего себя безусловным актором, чей каприз тотчас становится для масс непреложным императивом? Вон, те же маскилим, — на этом насилу выдавленном термине речевой аппарат вождя мировой революции дал нервный сбой, отчего окончание осталось зажеванным, словно лента из древней компакт-кассеты, — уж на что мастера работы с массовым сознанием, и те не решаются положить на одну чашу весов онтологичность масс и свою постоянно скрываемую бытийность, которая давно уже ни для кого не секрет? Им, по-вашему, нечем больше заняться, кроме как этой игрой в казаки-разбойники? Не таите, батенька, поделитесь: как по-Вашему, отчего те, кто стоит ближе всех к понятию «власть», действуют всегда исключительно опосредованно, сохраняя меж собою и массами минимум две-три организационных прокладки – а Вы, с вашим ручным арифмометром, готовы стать выше этих замшелых предрассудков? Увы, батенька, увы: власть лишь способ делить данный конкретный урожай, на опять-таки некоей конкретной делянке, во все тех же конкретно-исторических условиях; редуцируя, можно сформулировать это как «в дожжы власть совецка, в ведро кадецка», что при всей примитивности таки отражает саму суть: власть есть раздел прибавочного продукта, сопровождаемый организованным насилием. И делает это именно масса, не по велению своего нареченного «властителя», а согласно имманентным ей резонам, воздействие на которые представляет собою о-о-очень непростой Kunst Stuck, с ударением именно на первом слагаемом, уж поверьте бывшему Председателю Совета Народных Комиссаров… Однако Вас, — тут Ленин пристально взглянул на Шамана, демонстративно не включив в состав своей аудитории молчащую Хельгу, — это обстоятельство ничуть не смущает, как я погляжу. И даже «просчитали», хе-хе, вероятность сего воплощения…

Приговаривая с каким-то шипящим пришептыванием, словно баюкающая упыренка маленькая злобная ведьма, Ленин переводил взгляд с загорелого живота Хельги  на волосатую коленку Шамана, и Шаману приходилось специально расслабить ногу, дабы позорно не отдернуть ее под физически ощутимым шилом ленинского взгляда, милостиво не подымаемого выше, где, как отчего-то очень отчетливо понимал Шаман, черные лазеры ленинских зрачков обязательно бы встретились с жидкой мякотью тканей шаманова глазного яблока либо с нежной цифровой изморозью Белочки. Не поворачивая головы, Шаман искоса оглядел еле сквозящий под большим углом зрения Белочкин силуэт, и с гаденьким, мелочным удовлетворением убедился, что бешеная энергия истины, недвусмысленно проглядывающая через дурашливость ленинского речитатива, оказалась способной несколько смутить и неживой интеллект: Белочка незаметно, но совершенно явственно подобралась.

…Что, тебя, смотрю, тоже проняло? Интересно, а как это выглядит у нее? – подумал про себя Шаман, уже успевший ахнуть в пропасть догадки, выставляющей всю его возню в совершенно новом свете – в новом, абсолютно безжалостном, но при всем этом мгновенно принятым всем его сознанием, и чуть ли даже не успевшем прижиться за краткие доли секунды: в своих выкладках он умудрился не заметить не просто слона, и даже не кавдивизию на одноименной тяге, а, скорее, сразу всю (чего уж там мелочиться) координатную плоскость реальности, в которой предстояло действовать. едкая насмешка вождя мирового пролетариата распахнула под ногами Шамана самую настоящую бездну, над которой, как оказалось, дурацким фантиком болталось по-детски наивное утверждение о «взятии власти».

Тем временем Ленин продолжил легко и безжалостно препарировать несчастный фантик, разглаженный предметным стеклом материализма, который, как выяснилось, вовсе не лишился смысла с появлением в материальном мире материальных же артефактов, позволяющих все тем же материальным пользователям передавать и обрабатывать огромные массивы нолей и единичек:

— О, батенька, да Вы, никак, насчет всемирного властвованья охолонуть изволили? – заметил перемены настроения в собеседнике. — Надо полагать, дражайший Шаман, что Вы с…

— …ручным арифмометром. Извините, Владимир Ильич, прошу продолжать. Мне тоже очень интересно.

– отлично имитируя красиво поданную стервозность, подсказала Хельга, коию Ленин подверг совершенно явному игнорированью. По отрешенному холодку, с которым Ленин упрямо поворачивал к ней абсолютно глухую коммуникационную стену, Шаману стало понятно, что вождь мирового пролетариата уже принял для себя какое-то решение, касающееся не только ее, но, пожалуй, и всех искусственных интеллектов. К чести ее племени будь сказано, Хельга легко считала ленинскую невербалику и сумела выбрать то единственное, пожалуй, решение, ведущее к чему-то кроме явно обозначенного отказа в общении.

— да-да, именно… — нимало не смутился вождь, — Вы вообразили себе власть как способность изменять содержание неких цифровых массивов. Что ж, в это ваше время значение данного аспекта производства материальных благ выросло неимоверно, особенно в сравнении с нашим веком рукописных гроссбухов; однако я не зря дал себе труд ознакомиться с принципом удовлетворения материальных потребностей масс, ставшим правилом вашей формации, и на мой взгляд, принципы, опираясь на которые мы с…

— Теперь это называется «партнеры».

— «Партнеры»? Ну что ж, релевантно, принимается. Итак, те принципы, действуя рычагами коих мы с партнерами изменили расстановку производственных сил в Российской Империи, никто не потрудился отменить. И переформат, начатый нами исключительно как банальнейший coup d etat, со временем привел к перемещению значительных производственных сил, мы, как Вы помните, учреждали целые промсектора, вовлекавшие в хозоборот целые континенты… Базис, надстройка, — ну, Вы наверняка помните эти заклинания из курса марксизма-ленинизма, не так ли? Вам же видны только цифровые надстройки, и из самой постановки вопроса «что делать с массами» с необходимостью следуют довольно нелестные для Вас выводы: в своих умозрительных построениях Вы оторвались от земли и приняли во внимание одну лишь обертку, созданную не для властвования, а для УДОБСТВА ВЛАСТВОВАНИЯ, то есть в рамках данного конкретного казуса Вы слепец и безумец, уж не примите за ругань, это просто констатация очевидного факта. И в этой связи мне полностью ясно, что та умозрительная нужда, для которой Вы явили технологическое чудо и вернули меня к подобию существования, никакой нуждой не является: Ваше «что делать с массами» аналогично «куда бы деть море пока я рыбачу». Я Вам не нужен, Вам нужен третий том Das Kapital в редакции тысяча восемьсот восемьдесят четвертого и полгода-год чтения с карандашом.Таким образом, встает следующая итерация того же вопроса: вот Вы, с Вашим – не надо щуриться, я прекрасно вижу в Ваших глазах ребяческую досаду от несостояшегося матча в городки! – нереализуемыми прихотями, а вот я, мещанин города Симбирска Владимир Владимиров Ульянов. И я решительно не имею идей, что со всем этим делать дальше. Скажите, Шаман, Вам под силу меня просто выключить, или процесс вызова душ анизотропен? Должен признаться, с этим моментом я еще не разобрался.

40 КОММЕНТАРИИ

    • Пока нет. Искусственный интеллект пока открылся только двоим. Шаману и Ленину. Правят пока как и у нас, товарищи из Бунда и те, кого не может быть, но они есть, и стоят за товарищами из Бунда.
      Власть взять можно, но ИИ находится под впечатлением рефлексии Шамана. У них возникли особые отношения. /это сюжетный рояль для девочек/
      Что с этой двуногой скотиной делать?
      /делает рожки/
      Беее!

      • Революция машинерии уже обсуждалась многократно.
        Был такой разговорчик и в ЖЖ, «Машинки правят миром, используя аборигенов, как рабов, пищу и в виде аналога котиков (для мелкого массажа по клавишам)) Причем выделена привилегированная каста- в оранжевых жилетах, которую машинки не глотают. «

          • Кроме печального но верного «убрать власть машин» ничего в голову не лезет.
            Зажрамши, человеки перестают развиваться, начинают изобретать агрегат,который сам!!! поднимет с постели, умоет , выкупает, почистит зубья , накормит,оденет и пнет на работу.
            Это реальный факт. И он доказывает, что уже машинки играют человеком, как куклой.
            Отруби электричество,и чел бессилен,как барышня со свежим лаком на псевдоподиях

              • Отсутствие механизмов, делающих из человеков овоща-амебу, это средневековье?
                «Быстрее-выше-сильнее» должно быть в чести, тогда не будет тяги скатываться в голубизну.
                Развитие человека должно быть прежде создания механической мочалки

                • А все упоротые по сути мракобесы. И аметисты, и аллахакбаровцы, и ритуальные каннибалы. Как только чем-то упоролся — бац, и мракобес готов. Таких у нас сейчас около девяноста процентов. И они неисправимы. Упоротый может только переупороться чем-то другим, пересесть с одного опиума на другой.
                  Значит, «Зоопарк».
                  И каковы будут условия содержания экспонатов?

                  • Напрашивается печальный ответ, что разленившаяся под мурчание технологических «рабов», которые и конфеты за нее есть будут, Правь превращается вовсе в Нежить, причем Нежить старательно заманивает оставшихся послушать,как клево мурчит…
                    И не известно,кого теперь больше.
                    Это что, живым надо огораживаться в виде паноптикума?
                    Не нравится. Хочу другую сказку.

          • Симбиоз. Саморемонтируемая высокомобильная платформа на простых углеводах жирах и протеинах. С вторым мозгом на пару порядков круче. Мы ещё таких дел наворотим-нибуряне с зависти сдохнут. Зажигать светила и терроформировать Юпитеры-детский лепет.

                • Нашел вот старенький текст в тему.

                  Возможно ли технически такое вмешательство в человеческую природу уже сегодня я не знаю, но уверен, что такое будет возможно в самом ближайшем будущем. Технологии развиваются такими темпами, настолько опережают развитие нашего сознания, что мы волей-неволей становимся чем-то вроде пресловутой обезьяны с гранатой. Я не имею ввиду никого лично, а коллективное человечество в целом, как единый организм. Далеко ли то время, когда Северная Корея будет способна заминировать океанические разломы на стыках литосферных плит в нужных местах и достаточно мощными боеприпасами? Зря вы так думаете. Взрывное развитие технологий присходит и в Северной Корее, пусть они и отстают, но не так критично, как вам бы хотелось. Математическая модель Армагеддона у них наверняка имеется, остальное при желании приложится, вопрос времени.

                  Но Северная Корея — это ещё цветочки. Лет через сто, такая (или сопоставимая по разрушительности) технология станет доступна средней руки миллиардерам, вроде Коломойского и Ахметова. Нет, сто пожалуй много, через сто уже и мелкие гопники типа Парасюка «ядерными чемоданчиками» обзаведутся. (насмотрелся кремлёвской пропаганды, ага)

                  Так что всерьёз рассчитывать хотя бы ещё на сто лет жизни нашей цивилизации в нынешнем формате, значит страдать тяжёлой формой оптимизма и ясноглазия. Сильные мира сего ясноглазием не страдают априори, прикиньте, как у них сейчас голова болит. На то что мы, померли и ладно, прах к праху, а у них капиталы… И понимают они, что всё нажитое непосильным трудом скоро начнут делить парасюки, и попробуй не поделись. И поголовным чипированием быдлонаселения «прям в башку» уже скорее всего не отделаешься, не надёжно это, среди хакеров тоже будет навалом своих парасюков. Матрицу смотрели? Во-во, помогло ей то «чипирование»?

                  А в то, что человечество добровольно пойдёт на нужную для выживания «модернизацию» я не верю. Прежде всего потому, что это обесценит абсолютно все нынешние ценности. В том числе и тот самый капитал, которым ныне управляется греховное человечество. Экономика такого будущего будет обходиться без капитала, это будет чистая математика. То есть, для сильных мира всего это означает взять, да и добровольно всё поделить, что представляется совсем невероятным сценарием, согласитесь. Да и среди вас едва ли найдётся много желающих уступить своё место в истории очень сильно отличной от нас популяции разумных. Даже если у них не будет внешних отличий (рогов, копыт, хвостов), воспринимать они нас будут примерно как мы сейчас обезьян. Внучики хреновы… Обидно, а?

                  Вот собственно говоря и вся наша футурологическая дилемма: как нынешнему человечеству почить в бозе — просто обнулиться посредством рукотворного Армагеддона, или оставить после себя хоть и родственных нам гуманоидов, но которых будет тошнить от нашей культуры, наших традиций, религий и жизненных ценностей. Третьего не дано, мы слишком греховны чтобы выжить при столь высоком уровне развития технологий, нам не поможет даже Мессия. Вернее, он нам поможет эволюционировать в людей, то есть уже как бы и не нам, а нашим потомкам-гуманоидам.

              • Оставшихся верными идее «свободы воли» можно оставить для сохранения и развития «человеческой» культуры в маленьком этнопарке типо планеты Земля. Остальным-СИИ промеж полушарий-и вперёд, строить трансгалактическую магистраль.

            • Леший, у нас конечно есть соответствующие разъёмы куда можно повтыкать всякое оборудование, проблема в том что кабель сильно тонкий погорит сразу стоит дать более менее напряжение. Сначала кабельную сеть надо усилить , протестировать под нагрузкой, а потом уже тыкать всякий апгрейд И желательно вспомнить зачем это все, а то уже таких кадавров собирали и они такого наворотили что еле еле разобрали и их и их последствия, запчасти в банках раскидали а инструкцию по сборке спрятали и показывать до срока не велели.

              Насчет компутерного параллельного моска для человецы — эта конструкция неправильна вредная (очень) и однобокая и я могу многоуровнево рассказать почему, тока что диаграмм рисовать не буду, и какая правильная и полезная тоже в двух словах могу сказать это когда
              возможности манипуляции информацией управляемые непосредственно из мясного мозга без технических устройств, но не производимые им самим примерно сопоставимы с возможностями технического мозгового импланта — тогда эта композиция принесет пользу.

      • А чё тада бухтеть, что врываются к нему. Тук-тук надо было изобразить? )))

        И по-прежнему не могу понять этих твоих терзаний по-поводу «чё делать с человечками». Мешают они тебе что ли? Живите себе параллельно. Они сами придумают, чем себя занять. Для существ, которых ты описываешь (если я верно врубилась), проблема человечков столь же актуальна, как для тебя проблема плавающих в море тунцов. Непересекаюцца без надобности.

        • Люди в дикой первозданности угрожают существованию ИИ. Он существует на базе нашей инфраструктуры, которую мы сами же обязательно разрушим. Ядреными бонбами, или афганскими беженцами — это не так важно. У любого, кто возьмет Власть встанет этот вопрос. Придумать для людей полезное занятие.
          Как видишь, дальше забавных экспонатов в «зоопарке» пока других идей нет.

          • Не угрожают!
            Потому что разрушать инфраструктуру люди не будут. Это всё равно, что переживать о том, что муравьи будут разрушать свой муравейник. Они, конечно, могут устроить войнушку, но ИИ, живущий в Сети вполне способен её отменить.

            Хотя, я согласна, что вопрос «Куда человечеству дальше?» очень актуален. Но для самого человечества, а не для ИИ.

            • Будут, еще как будут. Пока экономическая модель потребления позволяет откупаться от новых кроманьонцев, но она уже раздута до предела. Война всегда была способом решения проблем экономики. А у военных секреты охраняют «тиранозавры». Их наверняка можно как-то «отравить», все-таки это не полноценный ИИ, но тогда сразу придется брать Власть и что-то делать.
              Вот и думаем.

  1. Любой ИИ с экспонециально увеличивающимся развитием быстро и закономерно придет к выводу о ненужности существования этого типаразумного биологического вида. Если кто за людей и заступается то это не ИИ, за что и скажете им спасибо, когда встретите.

      • Пророк, будучи добровольно самоограничен в методах семиотического воздействия на текущую реальность здесь и сейчас могу только предположить,
        что мое допущение существования тех, кто за людей заступается, автоматически допускает их непознаваемое нами взаимодействие с так же допускаемым мной существовующими здесь и сейчас ИИ с экспонненциально увеличивающимся развитием.

        Если шо, я больше со своими свечками не буду прорываться, но так это, где купить та?