Сказка про Мойшу, который Былъ и «Ковчег Завета», который Есть.

35
318

***

«Не бойся, дурачок» — уверенный голос успокоил Моисея, в страхе смотрящего на яркое пламя, которое не давало тепла.
«Голос?», Моисей встрепенулся, «Нет, звуков вроде не было»
«Это голограмма, не настоящий огонь, мне просто нужно было привлечь твоё внимание» — Моисей покрутил головой, кроме горящего куста — ничего интересного, собеседник его был невидим, и говорил не звуками, его речь попадала в голову не через уши.

Вся жизнь Моисея была сплошной цепочкой чудес, поэтому очередное его не шокировало, скорее заинтриговало. Он не стал бухаться на колени, и даже мысленно усмехнулся «Моё внимание куда лучше привлекла бы какая нибудь жратва».
В тот же момент голод исчез, появилось чувство блаженного насыщения.
«Не отвлекайся, болван, моё время заканчивается, а нужно ещё многое успеть»
Сказано было, ну, или не сказано а назовём это «телепатированно» очень внушающе, колени Моисея непроизвольно подогнулись, и тело его без команды из головы бухнулось на колени и упёрлось лбом в землю.
«Тебе придётся вернуться в Египет и исполнить мою волю…».

Возразить Моисей не смог бы при всём своём желании, своё тело он не контролировал, хотя и чувствовал, что с ним что-то происходит. «Горящий куст» что-то в этом теле очевидно «переделывал». «Интересно, почему именно я?», мелькнул в его голове риторический вопрос, на который тем не менее последовал подробный ответ. Нет, это был не рассказ по форме, скорее Моисей внезапно «вспомнил», и вопрос сам собой снялся. «Воспоминания» сильно меняли привычную картину мира, теперь можно было не опасаться преследования за убийство, и вообще дальние перспективы, что называется, впечатляли. «Я готов служить ТЕБЕ» произнёс он довольно торжественно, хоть и мысленно, и тут же получил новую порцию «воспоминаний».

Такое общение продолжалось довольно долго, и всё это время с телом Моисея происходило нечто загадочное, хоть он им по прежнему «не владел», но отлично чувствовал, как оно буквально наливается неосознанной пока мощью. «Интересно, летать смогу?» снова задал он риторический вопрос и тут же получил ментальную оплеуху, как будто в мозг укололи иголкой.
«Сможешь, болван, но никогда этим не воспользуешься, у тебя совсем другие задачи».

Солнце встало уже довольно высоко, когда Моисей наконец «пришёл в себя». Он оторвал голову от земли, и машинально попытался стряхнуть песок со лба — рука зацепилась за приличных размеров рога. «Значит это был не сон. Ну дела…», Моисей довольно улыбнулся и с удовольствием ощупал рога, одновременно копаясь в «памяти», ища объяснение столь необычному украшению. «Ага, эфир, модем, вайфай…», замысловатые термины однако не вызывали у него удивления, оперировал он своей «памятью» уже довольно привычно, и даже понимал причину этого — «инсталляция» называется.

«Значит в Египет за Ковчегом завета. Хммм… А может полететь?», в этот момент между рогов заискрило, а в мозг снова кольнула иголкой, Моисей поморщился, с чувством сплюнул липкой слюной, и снова полез в «память».

***

Возле «говорящего куста» Моисей провёл целую неделю, из «памяти» он уже вытащил инструкцию по пользованию зарытым под кустом «прибором». Ни голода, ни жажды он больше не испытывал, оказывается их можно просто «отключать», как и многие другие «животные» чувства. Ел Моисей по необходимости, когда «индикатор» в мозгу показывал «разрядку» опасного уровня. С едой теперь проблем не было, змеи с округи приползали по его команде можно сказать прямо в рот. Можно было добывать съедобную ману прямо из «прибора», но она была настолько безвкусная и не натуральная, что даже с отключенным вкусовосприятием жрать её было противно.

Изучив к третьему дню всю «память», Моисей приступил к планированию операции, и довольно быстро пришёл к выводу, что в этом деле ему потребуется помощник, причём высокого уровня модернизации, и снова включил на «приборе» режим притягивающего маячка. В пределах видимости «прибора» в функции «радар» находилась довольно обширная территория, режим «сканер» быстренько перебрал «объекты», автоматически выбрал наиболее удачный вариант. Моисей усмехнулся, узнав в объекте родного брата, и мысленно отдал «прибору» команду «пуск».

Аарон получил сигнал на рынке, он как раз сговорился о цене на большой кувшин «фараонова» пива, и даже успел заплатить, как в мозг укололо иголка вызова. Он вдруг встрепенулся, поднял глаза в небо, громко крикнул «Иду!», развернулся, и не говоря больше ни слова, быстро зашагал в сторону городских ворот. Продавец, уже протянувший кувшин, ненадолго замер с открытым ртом, потом улыбнулся, тоже поднял глаза в небо и прошептал «Спасибо!» Наблюдавшие эту сцену немногочисленные свидетели дружно покрутили пальцем у виска, однако к вечеру эту забавную историю знал уже весь город.

В ожидании брата Моисей не предавался праздному безделию, проработка деталей предстоящей операции показала необходимость истратить часть остатка энергии «прибора» на изготовление оружия ближнего боя типа «посох». Посох требовался довольно мощный, способный противостоять совокупной мощи посохов всех египетских жрецов вместе взятых, благо информация об их параметрах в «памяти» Моисея имелась. Рассчёты показывали, что нужный «посох» сожрёт две трети оставшегося, заряда, на Аарона останется лишь треть. Моисей задумчиво почесал ставшие провычными рожки, они уже обрасли аккуратными кудрявыми прядями, приобретя вид не отпугивающий, а скорее наоборот, симапатично- привлекательный.
«Почти всю базу данных придётся сокращать. Мдаа… Ничего, время будет, расскажу постепенно, посох важнее. Пуск!»
«Прибор» тихонько зажужжал генератором материи, а Моисей поднялся на пригорок проводить солнце и встретить первый Шаббат. Зачем нужна эта заумь с седьмым днём, он так и не вкурил, не смотря на свой продвинутый софт.
«Прихоть какая-то, придурь, лишь бы отличаться от других…»
Он снова в сердцах сплюнул, но в тот же миг в рогах заискрило и в мозг кольнула иголка, запахло палёным волосом.
«Надо, так надо, будем отличаться»

К закату Шаббата до стоянки добрался совсем обессиливший Аарон, его пришлось даже подпитывать через «прибор», чтобы не свалился по дороге, что отожрало ещё часть заряда.
«Теперь придётся не только базы данных сокращать, но и часть софта. Мдаа… Ну ничего, время будет, обучу постепенно»
Моисей молча оглядел обессилившего брата и, не тратя времени на пустые разговоры, отдал ему мысленную команду принять коленно-локтевую позу перед голограммой пламени.
«Быть тебе мощным, но глупым, брат. Пуск!»
Отдал команду Моисей, оценив остаток энергии и параметры предстоящей модернизации, «прибор» привычно зажужжал, голограмма пламени погасла.
«Ничего, прорвёмся как нибудь, посох важнее»

К утру прибор истратил остатки энергии и рассыпался блёклыми искрами, Боги материально ушли из этого мира, теперь их мог слышать только он, Моисей, но если удастся добыть Ковчег завета, можно будет создать целый народ, говорящий с богами. Аарон оторвал башку от земли и озадаченно ощупывал одинокий рог, тот был похож на огромную воспалённую шишку, или скорее даже головку фурункула, на внешней эстетике энергию пришлось здорово сэкономить, чтобы запихнуть побольше функционала. Моисей смотрел на брата закрывая спиной восходящее солнце, в его пушистых рожках искрились лучи, Аарон снова уткнулся лбом в землю, на этот раз перед младшим братом. Тот ухмыльнулся и обратился через «модем».
«Пошли Аарончик, нас ждут великие дела!»

Обратный путь занял гораздо больше времени, чем рассчитывал Моисей. Дело в том, что попытка обучить Аарона на ходу, вызвало у того сбой системы и полное зависание. У него даже остановилось сердце, и для перезагрузки брата потребовалось истратить ещё часть заряда «посоха». Задача осложнялась, Моисей не закладывался на подобные подляны от собственного помощника, и теперь его «посох» уже не превосходил потенциалом «посохи» жрецов Египта. Играть теперь предстояло на равных…

«Ха, на равных. У фараона, кроме жрецов, ещё есть армия, а у меня только этот дефективный помощник…»

После перезагрузки системы Аарона, Моисей не решился сделать повторную попытку инсталляции данных через «эфир», посредством «вай-фая». Любая попытка установить с Аароном этот канал связи, быстрой и удобной, после зависания и перезагрузки вводило последнего в ступор. Он сразу бухался перед Моисеем на колени, и начинал своим рогом биться в землю. Пришлось объясняться по-старинки — ртом, словами.

«Дикость какая. Этак и за сто лет всего не рассказать. К тому же этот деффективный почти ничего не понимает, и из понятого, мало чего запоминает…»

Оставив попытки объяснить брату суть и смыслы, Моисей перешёл к делу, — Мы должны забрать у Фараона «Ковчег завета», брат.

Аарон ненадолго задумался, потом лицо его озарила блаженная улыбка, — И пиво заберём. Я большой кувшин оплатил, и оставил на рынке, на твой зов поспешил…

***

Дорога в Египет заняла втрое больше времени, чем изначально рассчитывал Моисей. В плане физиологии, Аарон пока оставался обычным человеком, программу, которой пользовался сам Моисей, для него пришлось сократить, и ему по прежнему требовались: еда, вода и сон.

«Ничего, вот доберёмся до Ковчега завета, мы это дело быстренько поправим…»

 

35 КОММЕНТАРИИ

  1. Не имею возможности ответить Пророку «зачем нужна заповедь "не прелюбодействуй"» сразу под коментом, отвечу тут.
    Пророкъ, ты далеко, поэтому проделай мысленный эксперимент, мысленно перелетаешь в Махачкалу или Назрань и там им пророчествуешь о свободной любви и лишней заповеди. Сам же сможешь предположить ответ.
    Камрады песали, что в тех краях тоже есть особи с бешенством матки, но ты же пророчествуешь для большинства, не отвлекаясь на отдельные случаи.
    А если призадуматься, то свободная любовь выгодна никак не нам, а женщинам, да и никакой свободы тут нет.
    Вон у тебя на Уругвайщине поди чай уже либерализм, даже гомосексуальные браки ввели, а вместе с ними и статьи за харассмент и супружеское изнасилование. Только харассменты и супружеские изнасилования как-то односторонне применяются, в основном мужчины подвергаются наказанию. А оно и справедливо, нечего было вестись на базар про лишнюю заповедь.




    0



    0