Странный период жизни маршала Берия. Вопросы без ответов.

34
615

Изыскания у сказке про Сталина.

 

***

Лаврентий Палыч Берия,

Фигура очень тёмная,

Покрыта тайны куполом,

Из-за большой секретности.

 

Заслуги есть бесспорные,

И вклад в страны развитие,

Но после смерти Сталина,

Пошло всё как-то странно.

 

Борьбою с культом личности,

Он начал свою деятельность,

Закончил пулей быстренько,

От «жоп с ушами» якобы.

 

А пулю ту последнюю,

Считают доказательством,

Что после смерти Сталина,

Он был его наследником.

***

***

Начну пожалуй с того, что всю деятельность Л.П. Берия, на посту наркома НКВД и куратора важнейших проектов эпохи, считаю образцом исполнения служебного долга. По всему видать, что что ради Дела, не жалел он ни себя не других.

Однако замечу, что никаким вторым после Сталина Берия никогда не был, к моменту смерти вождя, он был заместителем председателя совета министров (заместителем, мало кому сегодня памятного, Георгия Максимилиановича Маленкова), курировавшим силовые ведомства (МВД, МГБ и Министерство Госконтроля). А что касается его авторитета в партии, отлично говорит тот факт, что в честь Берия не было названо ни одного мало-мальски значимого населённого пункта, сравните его в этом аспекте, хотя бы с тем же Молотовым, или Ворошиловым.

Это моя позиция, она равно далека от либеральной, которые обвиняет Берию в том, что я ставлю ему в заслугу, и от тру-бериевской, которая во многом родилась в ответ на либеральную. Словом, мой Берия и не диавол и не ангел — он человек. Условный номер его в советской иерархии того периода, по моим оценкам, пятый-шестой.

Напомню, что на момент смерти Сталина, Берия фигурант «Мингрельского дела»

***

Хронология странных событий.

В мае 1952 года, по обвинению в причастности к делу врачей, Берия добился отстранения (а в декабре 1953 года — ареста) начальника личной охраны Сталина, генерал-лейтенанта Власика. В январе 1953 года, по опять таки сфабрикованному делу о потере секретных документов, отстраняется от работы секретарь Сталина, генерал-лейтенант Поскрёбышев. Эти двое, как нам показал дальнейший ход событий, были наиболее преданными Сталину людьми. По многочисленным свидетельствам (в тч Артёма Сергеева, приёмного сына Сталина), Сталин именно им поручал покупку лекарств. Врачи выписывали рецепт, а потом Власик, или Поскрёбышев покупали лекарства в случайно выбранной аптеке. С этого момента Сталин окружён только людьми Берия.

Точную дату смерти Сталина мы не знаем, многое указывает на то, что убили Сталина задолго до пятого марта, но дабы не растекаться, примем на веру официальную версию.

Итак, пятого марта, в день, объявленный днём смерти Вождя, состоялось совместное заседание президиумов ЦК, Совета Министров и Верховного Совета. Берия из куратора силовых министерств, становится их непосредственным руководителем, возглавив МВД, в который одновременно влилось и Министерство государственной безопасности.

Спустя месяц, по указу Берия, прекращается «Мингрельское дело», министр МГБ Игнатьев обвинён в фальсификации следственных материалов и выведен из состава ЦК (в последствии, все обвинения будут сняты). Все фигуранты «Мингрельского дела» восстановлены в должностях.

Приказом Берия было прекращено и «Дело врачей», по которому он, в своё время, добился снятия с должности верного Сталину Власика.

Берия первым осудит культ личности Сталина и объявит о необходимости реабилитации жертв сталинских репрессий. Заодно объявит бериевскую амнистию (Внимание! Амнистии всегда объявляют в честь великих праздников) более чем миллиону уголовников.

Сын Сталина, Василий, сразу после его смерти был отстранён от командования ВВС ПВО Московского военного округа, а в последствии арестован (в тюрьме из него сделали инвалида).

***

Как мы видим даже невооружённым глазом, к последствиям смерти И. В. Сталина, лучше всех оказался готов именно Берия, он то и захватил инициативу на первом этапе. Деятельность его была настолько бурной, что «жопы с ушами» были буквально вынуждены пойти на крайние меры. И хотя официальная версия гласит, что он был арестован группой маршалов во главе с самим Жуковым, но и версия, что его тупо расстреляли из крупнокалиберного пулемёта, как бешеную собаку, мне представляется достаточно правдоподобной.

Так кто же убил товарища Сталина?

***

34 КОММЕНТАРИИ

  1. Дальше.
    ***

    Олешев принял у адъютанта стакан, с наслаждением втянул носом аромат крепкого индийского чая, немножко отхлебнул, и посмотрел сквозь стакан на свет.

    — У нас новый чай?

    — Так точно, товарищ генерал-полковник. Чай у нас теперь из самой Индии, со «стодевятого» вчера разгрузили. Еще кофе есть, вроде арабский. Заварить, Николай Николаевич?

    — Не нужно, Вадим. Чай великолепный, ты мне, пожалуй, сахар больше совсем не клади. Ну что там?

    — Борт гражданский Аляска Эйрлайнз, говорят, что на борту вице-губернатор округа* Аляска, который просит о неформальной встрече с советским руководством.

    *стала штатом в пятьдесят девятом году.

    — Посадите его на всякий случай на «Черном озере», маловероятно, что там атомная бомба, но исключать не будем и этого. Пока добирается, как раз и Москва проснется.

    Бомбы конечно на борту не оказалось, а Москва отозвалась сразу, как только подтвердилась личность визитера и запрошены дополнительные инструкции.
    «Генерал-полковник Олешев назначается полномочным представителем Советского правительства в переговорах с властями округа Аляска САСШ. Рокоссовский. Громыко.»
    Начальник штаба армии, генерал-майор Дружинин даже присвистнул от удивления.

    — Как в Берлине сорок пятого. Какой-то протокол нужно будет соблюсти, Николай Николаевич?

    — Какой еще к чертям протокол? Встреча неофициальная и к тому-же тайная.. Хотя, официальный переводчик нам точно не помешает. Запроси через особый отдел и сам Семенов пусть подходит.

    Бенджамин Хайнцлеман близоруко оглядел русских, три генерала, ни одного гражданского, даже переводчик офицер.

    — Господа! Губернатор округа Аляска, сэр Эрнест Генри Грининг поручил мне установить тайный контакт с советским правительством.

    — Вы его установили, мистер вице-губернатор. Высшее руководство страны знает о вашем визите и уполномочило меня вести переговоры. Прежде всего мы хотели бы выяснить причину, по которой вы решились пойти такой рискованный шаг, который небезосновательно можно толковать как измену Родине.

    — Видите ли, господин генерал, жизнь она немножко сложнее и иногда возникают ситуации, в которых мы просто вынуждены предпринимать шаги. которые раньше можно было толковать так, как вы сказали.
    Я полагаю, что вы не хуже меня в курсе, что сейчас происходит в Вашингтоне? Со дня на день объявит о своей независимости Техас. Это вызовет эффект домино. Неминуемо воссоздание Конфедерации южных штатов. Вот-вот начнется вторая гражданская война.
    Теперь, если позволите, я вкратце обрисую наше положение. Округ Аляска – это не штат. У нас нет своего казначейства, мы не можем даже привлекать напрямую займы, бюджет округа всегда финансировался напрямую федеральным правительством, которого теперь нет. Вернее, есть, и уже даже целых три, но лучше бы их совсем не было. Все требуют поддержки, но не могут исполнить свои обязательства.
    Мы, к сожалению, не Техас, который имеет возможность начинать свою политику без оглядки на остальных. Мы просто вынуждены обратиться за поддержкой к одному из своих соседей. Оставалось только сделать выбор – к какому из двух. Мы его сделали, господин генерал.

    — Почему вы выбрали нас?

    — Сэр Грининг сказал, что если начнется война, то вы порвете британцев как обезьяна газету.

    Генералы при этом хищно заухмылялись, улыбнулся даже особист-переводчик. Олешев однако быстро взял себя в руки.

    — Довольно образно, но в целом верно. Какой поддержки вы от нас ждете?




    0



    0
  2. ***
    23 мая 1953 года. Москва, Казанский вокзал, вагон-салон агитационного поезда «Красный коммунар».

    Категорически отказавшись от торжественных мероприятий, посвященных началу всесоюзного турне на агитационном поезде «Красный коммунар», Иосиф Виссарионович Сталин создал возможность, не привлекая лишнего внимания, провести второе заседание ЧКО.
    Константин Константинович Рокоссовский прибыл на вокзал со Светланой, в качестве почти члена семьи, а Павел Анатольевич Судоплатов под предлогом инспекции принятых мер по обеспечению безопасности товарища Сталина.
    Сидели, пили роскошный индийский чай, курили. Ждали. Вагон был разделен на три части – большой салон и два небольших «предбанника», в одном из которых отец вразумлял дочь, иногда повышая голос. Вот, опять донеслось «овца пустоголовая»…, Рокоссовский вздохнул и решил, что паузу чем-то нужно заполнить.

    — Слушай, Паша, а почему американцы так до сих пор и не выявили «наших долларов». Понимаю, что качественно печатаем, но должны же у них быть способы контроля. Ведь миллиарды уже…

    — Были у них такие способы, Только когда Эйзенхауэр национализировал Федеральный резервный банк, нам удалось завладеть архивом уничтоженных банкнот. Так что доллары мы печатаем самые настоящие, даем им «вторую жизнь». Если у нас утечки не будет, сами они никогда не догадаются. Да и не до того им сейчас, Костя.

    Из «предбанника» донеслось «куры озабоченные» и беседа затихла сама собой, Рокоссовский опять погрузился в раздумья. Американцам действительно было не до того. Позавчера Техас объявил о своей независимости и тут же оказался втянут в военный конфликт с Мексикой. Конечно не случайно. Ограбившая Эль Пасо банда специально завела преследовавшую ее бригаду техасских рейнджеров на заранее подготовленные позиции в глубине мексиканской территории, где их блокировала уже мексиканская армия, на заранее оборудованных артиллерийских позициях. Бригада вызвала подкрепление, но и этого «мексиканцы» тоже ждали. Хорошо началась у Техаса независимость, правильно началась…

    Со дня на день ожидалось и воссоздание Конфедерации южных штатов, а значит и противодействие их и прочих САСШ выйдет на новый уровень, который коснется уже армии, которая пока в ситуацию не вмешивается. Теперь придется вмешаться, выбора им не оставили.

    Из другого «предбанника» вошел Вышинский, присел к столу, прислушался, хмыкнул.

    — Раньше надо было пороть.

    Наконец вошел и довольный, улыбающийся Сталин.

    — Ты, Костя, с ней построже. Вроде и не глупая баба, а все равно ничего не понимает. Живет в каком-то придуманном мире.

    — О чем спорили, Иосиф Виссарионович?

    — О внуке. Иосиф-младший поедет учиться в Ленинградское суворовской училище МГБ. Мы не спорили, а теряли время. Спорить тут не о чем. Давайте по-быстрому главное обсудим, да и будем трогаться. Связь у нас будет. Так, Павел Анатольевич?

    — Так точно, товарищ Сталин. Связной вагон у меня был на особом контроле, все таки аппаратура новая.

    — Товарищ Сталин теперь Вася. Ну, если связь будет, то можно и отправляться. Все пока идет по плану и пусть себе идет. Или у вас есть вопросы?

    — Вопросов нет, а вот совета спросить хотели – кого нам в Бюро ЦК включить? Вы на Василия Иосифовича повлиять сможете?

    — Не смогу, кроме того и не советую. Что скажешь, Андрей?

    — Можно с Лаврентия Берия снять взыскание, заслужил.

    — Заслужил, согласен. А кандидатуры вам известны – Шелепин, Семичастный. Вася пусть летает, пока не повзрослеет.




    0



    0
  3. На сегодня все. /немедленно выпивает и поет/
    ***

    28 мая 1953 года. Филадельфия, Индепенденс-холл.

    Когда его бизнес-партнер коммунист-подполковник скомандовал открыто и активно поддерживать генерала Макартура и братьев Даллесов в конфликте с Никсоном, Майкл О Лири на всякий случай заказал мессу аж за десять тысяч долларов. Не от страха, нет. Просто он понял, что выходит на новый уровень, еще вчера казавшийся совершенно недостижимым, и решил отблагодарить Всевышнего. Хоть коммунизм и заразен, но атеизмом он пока так и не заболел. Лично он и оценивал шансы Никсона взять власть под свой контроль как более реальные, спорить разумеется не стал. И правильно сделал.

    Комми как всегда оказался прав. Военным не хватало только общественной поддержки, и щедро оплачиваемая в том числе и О Лири газетная компания послужила спусковым крючком для выстрела в демократию. Армия открыто приняла сторону Макартура-Даллесов и арестовала Никсона, генерального прокурора Герберта Браунелла, Сенат и Конгресс почти в полном составе, не взирая на партийную принадлежность.

    Все это произошло позавчера, а сегодня утренние газеты сообщили, что конфедераты предложили адмиралу Линду Маккормику пост президента. Маккормик взял врумя на размышление и предостерег Макартура от опрометчивых действий в отношении Конфедерации. Флот остался пока над схваткой, но продемонстрировал, что своего не упустит. Америка трещала по множеству швов, но председателю правления Пенсильвания Инвест Финанс Холдинга на это было наплевать. Майкл О Лири был ирландцем, а у ирландцев дала в Америке шли резко в гору.

    Комми поставили на ирландцев во всех штатах, О Лири узнал об этом по своим каналам, комми-бизнес партнер об этом молчал, но Майкл умел собирать и анализировать информацию, а в последнее время еще и имел возможность тратить на информацию деньги. Майкл О Лири давно понял, что деньги в этой жизни не главное, а всего лишь инструмент достижения Цели. А Цель у него теперь была. Независимая Ирландия. А может быть даже независимая Ирландия в составе коалиции победителей Британской Империи.

    Майкл О Лири еще раз оглядел исторический холл. Из восемнадцать присутствующих на церемонии гражданских, семь рландцев и одиннадцать членов бывшего кабинета Эйзенхауэра, включая обоих братьев Даллесов. Ирландия ныне сила. И ничего, что подконтрольная комми. С ними и работать приятно, и есть чему поучиться.




    0



    0
  4. 3 июня 1953 года, Резиденция Премьер-министра Великобритании

    Сэр Уинстон Черчилль откинул утренний выпуск Таймс и налил себе бренди. Выпил и снова налил. И снова выпил. Пару минут молча попыхтел сигарой, глядя в одну точку, и не моргая, словно пытался отвлечься и забыть проклятую газету. Но не смог, рука потянулась сама. С первой полосы на него смотрел смеющийся Сталин. Эту фотографию из Правды уже перепечатывали британские газеты, когда прошла новость об отставке того, кого он так страстно мечтал убить. Того, чья политическая фигура заслоняла самого Черчилля, как Гулливер лилипута. Чертова свободная пресса умеет жалить. Статья так и называлась – «Над кем смеется Сталин?»

    Сталин смеялся именно над ним, Черчилль читал это в его глазах. За неполные три недели с момента своей отставки, Сталин из политического Гулливера превратился в политического Мессию. Именем Сталина уже назван город, который планируется построить на месте Шанхая, после работ по проведению дезактивации. О пенсионере Сталине каждый день пишет хоть одно из ведущих западных изданий, а чаще и не одно. Его вспоминают при поступлении каждой новости, и вся эта конспирология все больше наполняется мистикой, постепенно вырастая в религию.

    А новости шли потоком, наполняя религию Сталинизма все большей силой. Гибель Эйзенхауэра никаких дивидендов Британии не принесла, зря старались. Все дивиденды собрал Сталин. Америка развалилась на куски — эти куски ненавидят друг друга, еще сильней ненавидят Британию, зато все они обожают «дядюшку Джо». Советские посольства уже открыты в САСШ, КЮША, КЗША, Аляске, Калифорнии и Техасе, и как оценивают аналитики, только благодаря посредничеству русских до сих пор удается избежать бойни. Британские же посольства отказались принять все без исключения американские государства. Убийство Эйзенхауэра и развал государственности Британии не простил никто.

    В Америке у Британии не осталось ни одного агента. Все они. по странному стечению обстоятельств, погибли, или пропали без вести. Впрочем, не только они, погибли м все агенты влияния. Вся финансовая элита Америки была отстреляна за трое суток, словно на них шла специальная охота. Нет не так. На них несомненно шла охота, и она была спланирована заранее. Почти все финансовые институты теперь контролируют невесть откуда взявшиеся ирландцы, которые ненавидят Британия в степени — и как ирландцы, и как американцы. Если бы не постоянные стычки на границе САСШ и КЮША, то Макартур уже несомненно вторгся бы в Канаду. И вторгнется, как только ситуация нормализуется. А она нормализуется сразу, как только этого захочет Сталин. Или не захочет, а просто заберет Канаду себе.

    Китайцы взяли Сингапур и сейчас добивают французов в Индокитае. При этом они строят военно-морскую базу на острове Рюген, несомненно для того, чтобы попытаться отомстить за Шанхай. Русские передали им кроме острова и самолеты с боеприпасами, поэтому удара можно ожидать в любую минуту.

    Египетская компания тоже началась довольно странно, кто только не объявил Британии, Франции и Турции войну. Проще перечислить тех, кто не объявил. Неблагодарная Индия воспользовалась выводом из Пакистана корпуса Стивенса и сейчас восстанавливает государственный суверенитет над временно отторгнутой территорией. Даже Израиль объявил оккупантам войну, но не СССР. Те только сделали осуждающие заявление и разорвали дипломатические отношения с Францией и Турцией, а также с вторгшейся в Албанию Югославией.

    И хотя высадка войск в районе Суэцкого канала и прошла успешно, и даже до сих пор успешно развивался — корпус Стивенса почти не встречая сопротивления продвигался из Суэца к Исмаилии, французы так же легко наступали от Порт-саида к Каиру, а турки от Эль-Ариша к Эйлату, Черчилля не покидало чувство, что это западня, которая вот-вот захлопнется. Он еще раз поглядел в глаза смеющегося с фотографии Сталина и еще раз налил и выпил.

    Как только широко разойдется информация о подготовке китайцев на острове Рюген в Англии начнется паника. И пресечь это нечем. Ни подготовку, ни панику. В дверь постучались.

    — К вам сэр Иден, сэр!

    — Проси, Стюарт.

    Черчилль, не поднимаясь с кресла, кивнул мрачному министру иностранных дел, призывая его отставить политесы и немедленно перейти к делу.

    — Что опять стряслось, Энтони?

    — Польша, Чехословакия, Болгария, Венгрия и Румыния объявили войну Югославии и Греции, сэр! Согласно договора «Антанте Кордиаль» мы теперь должны объявить им войну. Черчилль снова перевел взгляд на газету «Это дьявол!», потом шумно выдохнул и кивнул.

    — Ну должны, так должны. «Делай, что должно и будь, что будет.» Причин для уныния нет. Мы вот-вот вернем контроль над Каналом.

    Энтони Идену едва хватило выдержки не поморщиться от перегарного запаха.

    — Да, сэр.




    0



    0